наука умеет много гитик

У меня здесь 2 чемодана книг и ни одной тряпки. Тряпки мне не нужны, а из книг хотелось бы иметь более или менее живописное описание природы и географии Центр. Азии, т.е. Монголии, Синцзяна и бассейна Хуан-Хэ. Вася, если тебе не трудно будет, сделай для меня экстрактные выписки; ведь ты как потамолог и лимнолог, наверно, имеешь книги по Тариму, Лоб-нору, Хуан-Хэ и монгольским озерам и рекам, а добавить климат, геоботанику, зоогеографию и т.п. несложно. Помнишь, ты мне давал справку по р. Или; так вроде этого. Дело в том, что я сейчас занимаюсь хуннами, а из геогр. литературы у меня для справок есть только ску[д]нейший Обручев и геологии у него больше чем географии. Хочу похвастаться: я, за это время, настолько вдумался в историю Азии, что моя диссертация теперь кажется мне юношеской работой. Но и я работаю больше для собственного удовольствия, чем для извлечения выгоды. Как ни жаль, а науку и выгоду совместить трудно.
    [По ж]енско-семейному вопросу прими мой совет.
    1) Ты сам [винов]ат, что не следовал народной мудрости: Всякую тварь на хуй пяль, Бог увидит — хорошую пошлёт. Птица была [у мен]я 32-я, и то я считаю, что мне повезло.
    2) Женщина [когда] хочет жить с мужчиной, старается, инстинктивно, стать [так]ой какой он хочет её видеть. Поэтому она, незаметно [для] себя и без усилий со стороны мужа, переделывается. [В]спомни: в Туруханске Наташа и Матрёна начали приобретать манеры дам. Конечно, это с них соскочило, как только мы расстались, но если-бы мы жили вместе?
    Однако следует помнить, что возможны любые неожиданности и не очень размякать. Женщины как лошади — любят чувствовать крепкую узду. При ухаживании не будь настойчив. Показывай, что ты в любую минуту готов бросить. И будь готов, как-бы это не было трудно. Женщина, чувствуя пренебрежение, начинает сама быть активной, а это ускоряет процесс. Если-же она не обращает на это внимания — бросай, ничего не выйдет. В любви как на войне — всегда будь настороже. Ты ещё достаточно молод, чтобы проделать всё это. Пусть первый, второй блин будут комками, даже это неизбежно, но может и наладится. Если-же ты ещё затянешь — махни рукой. А иного пути нет. Но при этом не бросай научных занятий. Женщина будет требовать от тебя времени, но от науки не отрывай для неё ничего. Она с этим примирится если любит и тем более если равнодушна. Я сообщаю тебе элементарные истины, но надо начинать, как в школе, с таблицы умножения, иначе ничего не получится.
    — Лев Николаевич Гумилёв — Василию Никифоровичу Абросову, 18 января 1955 г.
    Опубликовано в журнале “Мера”. СПб., 1994. N4.

assholes and elbows

Geoffrey Nunberg: “You rarely, almost never, hear a woman being described as an asshole for doing to a man what a man would be called an asshole for doing to a woman. So, I think that there are lots of cases where we ought to call women assholes in the name of gender equity, where we don’t.”

Witness Bill Clinton, the liberal counterpart to Ronald Reagan, a fuckwit of the first water promoted to irreproachable moral authority, all the better to rub in the imbecility of his adherents. Yet Margaret Thatcher, his Tory equivalent, gets called an asshole orders of magnitude less often.

But never mind gender equity. Only women have cunts. Both men and women get called cunts. Both men and women have assholes. Only men get called assholes. Where’s the logic?

the idea of order at key west


As disabled 37-year-old Megan Mariah Barnes was shaving her pubes for the benefit of her new boyfriend in the driver’s seat of her 1995 Ford Thunderbird, her ex-husband Charles Judy took the steering wheel while riding bitch. Thus conjoined in harmonious operation of her automobile across the Florida Keys, they slammed into the back of a 2006 Chevrolet pickup driven by David Schoff. Barnes was charged with the misdemeanor second offense of driving with a revoked license and the felony of leaving the scene of a crash involving injuries. Judy, who had switched seats with his ex-wife in a futile attempt to claim responsibility for her offense, was not charged: “iussisti enim et sic est, ut poena sua sibi sit omnis inordinatus animus.For Thou hast commanded, and so it is, that every inordinate affection should be its own punishment.